Процесс накопления произведений архитектура

Фиксация в монументах истории населенных мест и их роли в антифашистской борьбе будет, конечно, продолжаться. Идет процесс накопления произведений монументального искусства в городах и селениях, история раскрывается в монументальных образах, обогащая наше представление о мире, в котором мы живем и который несет в себе живые и славные боевые традиции. Памятники в городе раскрывают перед нами его историческую глубину, одухотворяют, заставляют говорить молчавшие прежде улицы и кварталы.


В отличии от печатных и иных «информационных» источников, памятники зримо и осязаемо привязывают исторические факты к конкретному месту, связывают их с определенной топографией, природным окружением, создают пространственную интерпретацию события. Само по себе, казалось бы, не столь существенное это обстоятельство (в конце концов для истории в большинстве случаев не столь уж важно, был ли совершен подвиг именно на данном месте или где-нибудь рядом) приобретает для людей большое самостоятельное значение.

С особой остротой мы воспринимаем места страданий жертв фашизма. Жизнь богаче искусства. Ни одно описание лагерей смерти, которыми фашисты покрыли Европу, не может рассказать обо всем, назвать все детали, которые подмечает и выхватывает на месте пытливый и взволнованный взор нашего современника. Эти детали не только пополняют известные нам факты, но и доносят до сердца весь ужас фашистского издевательства над людьми, буквально оглушают человека противоестественностью зла, которое фашизм насаждал на земле.

Рассказ па фактах, который ведут более трех десятилетий мемориалы в местах человеческих страданий, нельзя заменить другими формами информации ни по содержательности, ни по силе воздействия и эмоциональности.

На дальнем плане наш взгляд отметит и подчеркнутый геометризм основных объемов, контрастный мягким линиям кустов и деревьев, рваным хлопьям облаков и увалам клонящейся от ветра травы. Но уже через несколько десятков шагов перед вами раскрываются другие качества архитектуры, открывается новый ее план.
Вилла становится… пластичной. Внешнее пространство врывается в ее геометрический объем через множество отверстий: между столбами нижнего этажа, сквозь ленточное остекление, в прямоугольные окна-проемы верхнего яруса. Здание становится легким и полупрозрачным: видна пронизывающая два этажа каминная труба, пространство открытого холла, заворачивающиеся внутрь стенки солярия.
Таким образом, уже при внешнем осмотре виллы Савой ясно обозначается три качественно различных плана: общий, средний и ближний, каждому из которых архитектор определил свои выразительные средства, свой эмоциональный строй. В общей панораме это контрасты живой природы и рукотворного здания, гладких жестких геометрических плоскостей и упругой живописной стены деревьев; острый цветовой контраст и контраст членений: горизонтальные (лежачие) линии мертвой природы — земли и здания и вертикали древесных стволов.

Здесь противоборство здания и его окружения ощущается наиболее остро, но нигде не становится драматичным. Здесь чувствуешь гармонию противостояния, своего рода вступление к поэме о человеке, живущем среди природы, которая главенствует. Средний план более драматизирован. Архитектура становится соизмеримой ближнему массиву зелени, спорит с ним. Горизонтальные и вертикальные ритмы противоборствуют, сталкиваются, дробятся. Плоскости стен и весь объем нависают, давят на тонкие опорные столбы.

Вы можите оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.



Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>